Новости

Пусть Руфина скажет: “Мама”

13 июня 2013 года. Эта дата слетает с губ Людмилы Соломоновой легко. Чтобы вспомнить ее, не нужно напрягать мозг. Она врезалась в память, как и дни рождения дочерей. Но счастливые даты напоминают о себе раз в год, а с этой она живет каждый день. И сама того не желая, раз за разом возвращается в то лето, чтобы вновь и вновь задать себе вопросы “За что?”, “Почему?” Самый трагический день в ее жизни всегда с ней. Ее маленькая дочь Руфина, ей сейчас 9 лет, после ДТП прикована к постели, не говорит, почти не видит и не слышит.

Мы встретились на улице, у подъезда. Увидев фотографа, Людмила обрадовалась: “Вы же поможете нам поднять Руфину на четвертый этаж?” Вверх-вниз по ступенькам каждый день не находишься, поэтому гулять получается раз в неделю.
Городская администрация недавно выделила квартиру, но на пятом этаже. Хорошо, что в доме есть лифт. Людмила сейчас ремонтирует жилье и мечтает как можно быстрее переехать в него. В настоящее время  они живут с семьей брата, занимают зал. В своей квартире, радуется Людмила, у Маши будет своя кровать. Пока спят на одной.

Ее сбила машина
Маша и Руфина — две сестры, две подружки не разлей вода. Маше в то лето было девять лет, а Руфине восемь. Они любили играть в куклы и обожали музыку. Мама купила дочерям пианино. Большое, оно занимает в зале много места. Сейчас на нем играет Маша.
Руфине нравилась флейта. Она без конца репетировала “Аннушку”, незатейливую пьесу, мучая инструмент и всех домашних повторяющимися гаммами. Но что поделаешь, такая она была, Руфина. “Любое дело хотела сделать хорошо”, — вспоминает Людмила. А еще ее младшенькая была очень доброй, часто обнимала маму и спрашивала: “Я красивая?”
“Конечно, красивая”, — дрожащим от подступающих слез голосом говорит она дочери и сейчас, поправляя челку и глядя в ее черные как уголь глаза. Раньше в них горел живой огонь, а сейчас он потух и слабое движение в них появляется только с болью или когда приходится есть невкусную, но полезную еду.
— Тем летом я хотела отправить обеих девочек в лагерь, — вспоминает Людмила. — Маше дали путевку в школьный, а Руфину взяли в лагерь при Новочебоксарском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних.
Занятия там проводились до двух часов дня, после нужно было забирать домой. А я в тот день не могла никак, работала в бюджетной организации, дел было много, по­этому позвонила воспитателю и попросила оставить девочку в центре. Мне ответили, что это невозможно, тогда я сказала, чтобы дочь подождала у вахтера. А в 2 часа 14 минут звонок. Я сначала не поняла ничего, помню, попросила по­вторить еще раз. “С Руфиной несчастье, ее сбила машина”. Вот тут мое сердце оборвалось.
У Людмилы есть видеозапись этого ДТП. Маршрутка притормозила на остановке: высаживала людей. Руфина начала переходить дорогу, в этот момент сзади “Газели” появился автомобиль. На этом участке дороги скорость ограничена до 40 км/ч, так как рядом находится школа. 22-летний водитель на отцовском авто гнал все 75 и, видимо, по сторонам не смотрел. Беспечность и легкомыслие одного человека на 180 градусов повернули жизнь девочки, ее сестры и мамы.
Спустя три месяца Руфина так и не пришла в себя.

Вместо школьных уроков — больничные обходы
Вот уже полтора года вместо уроков — посещение больниц, вместо игр — уколы, массажи, бесконечные переворачивания, зарядки и прогулки. Осталась в доме только музыка. Людмила с надеждой на то, что дочка откликнется на нее, включает магнитофон. Целыми днями разговаривает с ней, показывает буквы, читает книжки. А вечерами перед сном поет ей колыбельную.
Вот дочка задержала свой взгляд на чем-то дольше, чем обычно, — и сердце матери вздрагивает вновь: увидела, узнала, понимает.
— Много времени мы проводим в больницах, — говорит Людмила, — и в Республиканском центре восстановительной медицины и реабилитации, и в Москве. Медицинские центры нахожу сама, но, увы, реабилитация стоит денег.
Очень сильно отличаются бесплатные клиники от платных. В бесплатной ни­кто особо не присматривается к ребенку: быстренько массаж сделали, упражнения, уколы, лекарства. А в платной пациента полностью обследуют, проверяют все анализы и уже после назначают лечение. Бесплатную реабилитацию можно пройти 3-4 раза в год по две недели. Дальше все зависит от финансового состояния семьи. Сейчас нас пригласили в реабилитационный центр в Москве, собираю день­ги на курс лечения.
В этой семье есть любовь, уважение и теплые отношения между мамой и дочерьми, но совсем нет денег. Когда Руфину выписали из реанимации, Людмила какое-то время нанимала нянь. Денег уходило много, а пользы было мало. Тогда женщина оставила работу и полностью посвятила себя заботам о дочери.
Пенсия по инвалидности, которую платит государ­ство Руфине, 10 тысяч рублей, Людмиле за уход за дочерью выплачивают еще пять. На эти деньги они и живут втроем.  А Руфине требуется специальное питание с витаминами для укрепления костей, улучшения зрения. Впрочем, что об этом говорить, больному ребенку, увы, средств необходимо гораздо больше, чем здоровому. А на пособие приходится только выживать.

Водитель избежал наказания
Большую помощь Людмиле и ее девочкам оказывают ее подруги и просто знакомые и совсем не знакомые люди, которые узнали о Руфине. В тот день, когда мы встретились с Людмилой, приехала знакомая, которая привезла телевизор. И подруга Лена всегда на подхвате. Она и массаж Руфине сделает, и покормит, и посидит с девочкой, пока Людмила решает проблемы в кабинетах чиновников.
Переживает за эту семью и отец Константин, служащий в храме Николая Чудотворца в Новочебоксар­ске. Это он пришел в редакцию, чтобы написали о Руфине статью и призвали людей помочь семье кто чем может.
Одними из первых руку помощи Людмиле и Руфине протянули юристы общественной организации “Щит и меч”. Благодаря адвокату Ирине Ивановой выиграли суд, добились решения о возмещении морального вреда в размере 500 тысяч рублей. Однако водитель, по чьей вине Руфина оказалась прикованной к постели, из полагающейся суммы выплатил только 1 тысячу рублей.
— Увы, надежд добиться справедливости мало, — говорит юрист Ирина Иванова. — Водителю практиче­ски удалось избежать наказания за содеянное — из зала суда вышел на свободу по  амнистии. Сейчас не исполняет решение суда, встреч с судебными приставами избегает.
***
— Я часто хожу в церковь на исповедь, — делится со мной Людмила на кухне, оставив Руфину на попечении Лены, — и Руфину причащаем, батюшка говорит, что это помогает. А про жизнь я много думала: почему так случилось? И знаете, за эти полтора года поняла, что за все надо бороться, каждый день. Я борюсь за дочку. Верю, что она обязательно пойдет и однажды скажет: “Мама”.

РЕКВИЗИТЫ

Номер счета для помощи Руфине

Чувашское отделение
№ 8613 № 8613/0105
Номер лицевого счета
40817.810.4.7504.1109683
Номер карточки
4276 8750 1247 4221

Соломоновой Людмиле Леонидовне

Телефон 8-927-843-65-38.

Газета «Грани». Ирина Павлова

Обсуждение

Нет комментариев в “Пусть Руфина скажет: “Мама””

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.